[Date Prev][Date Next][Thread Prev][Thread Next][Date Index][Thread Index]

o pol'ze mentov




M>Так что, если бы ко мне пришли и спросили: оставить милицию в нынешнем виде,
M>или отменить совсем, то пришлось бы выбрать - оставить в нынешнем виде. Именно
M>пришлось бы, за неимением другого варианта.

М-м-м... Моё ехидство в ответ на воронинский блиц-опрос "Why Is
Policeman?"(C) было проигнорировано напрочь, ну, во всяком случае
поддержки не нашло - посыпались серьёзные ответы. Ладно. Не оставаться
же в стороне, тем паче меня как-то вообще буквально поняли.

Была ли мне польза/непольза от милиции родной - в общем, ничего
интересного я сказать не могу. По почкам не били, но и краденого не
возвращали, да и не крал у меня никто ничего серьёзней велосипедных
колёс - давно, в детстве...  Кстати, пацан, который украл их, в Чечне
под снайперскую пулю попал. А сарай с остатками велосипеда и дюжиной
собратьев-сараев сгорел подчистую примерно тогда же. Такие дела (С).

Но я не о том, я о милиции... Ну вот, вообще-то все контакты с
доблестными ментами у меня происходили по меньшей мере без
последствий, а в руганой-переруганой Москве так вообще прямо
душевно...  Исключительно вежливые или в крайнем случае
юморные ("все умны, а в крайнем случае красивы") попадались мне
работники органов во время путешествий по столице. Может, мне везёт.
Можно ещё повспоминать, как местным, астраханским ментам я читал
лекции об отличиях аронцев и дигорцев - они не поверили своим глазам,
увидев у меня в 5-м пункте "осетин", т.к. были уверены, что я еврей...
хотя и то и другое им было до балды, в сущности. Но это лирика.

Самая занятная история произошла хоть и с участием наших ментов, но
практически, можно сказать, не со мной. Я - так, лишь посмотрел со
стороны на ментовскую рутинную работу. В общем, иду я мимо местного
нашего рыночка, того самого, где сомиков продают, кто знает, тот
поймёт :) Уже почти рыночек прошёл, как вдруг парнишка, вполне себе
штатский, машет мне книжечкой - вы не пройдёте с нами, тут помочь
надо? Только посмотреть, ничего больше... Я как-то напрягаюсь
внутренне, но вроде как не то это предложение, от которого можно так
легко отказаться... книжечка опять же, а дверь, в которую меня тянут -
опорный пункт. Н-ну, захожу... Мне вежливо так - подождите,
пожалуйста, нам ещё одного надо...  Ладно, думаю, хотя бы не один буду
пропадать, а с каким-то ещё бедолагой. Собрат по несчастью объявляется
довольно быстро: другой парнишка, тоже штатский, заходит с улицы, ведя
за собой прилично одетого пухленького мужичка, явно не уверенного в
своих перспективах, и кричит кому-то в комнату: "эй, подай мне
удостоверение, мне не верят, что я мент..." Удостоверение мужичку
предъявляют, и он послушно усаживается вместе со мной на стульчик. Тут
же к нам подходит некто в форме и говорит с заученной официальностью,
как работница загса: "Мы задержали на рынке гражданина. Сейчас на
ваших глазах мы произведём изъятие, ваша задача - официально
подтвердить то, что вы сейчас увидите". В комнату вводят
доходного-предоходного мужика - лет сорока, но такого потрёпанного,
сипящего и небритого, что непонятно, как у такого существа вообще
может быть какой-то возраст. В руках у доходяги тряпичная сумка,
вполне гармонирующая с общим обликом её хозяина. Слово "изъятие" и
серьёзный тон, которым напутствовал нас главный мент, настраивает меня
на мысль, что из сумки сейчас вывалится по меньшей мере пакет с
героином... хотя, наверно, драг-дилеры всё же должны выглядеть
по-другому, но мало ли. "Представьтесь" - говорят мужику оперА.
Такой-то-такой-то - сипит он в ответ, без эмоций глядя в сторону. Я,
признаться, ни черта не разобрал, голос сточен как рашпилем. "Что
у вас в сумке?" "Ну.. чё..." Разводит руками, мол смотрите... Менты
открывают сумочку... барабанная дробь... и извлекают из неё пакетик
индийского чая со слоном. "Вот оно" - думаю. Сейчас вскроют, а там
какой-нибудь белый порошок... или типа того... хотя пакетик удручающе
новенький. Увы, вскрывать пакет опер не стал, а просто показал его
нам, прокомментировав: "Чай." Ладно. В сумке на дне ещё что-то теплится.
Тем же волшебным образом на свет была извлечена глянцевая пёстрая
жестяночка, сопровождённая по-прежнему лаконичным комментарием: "Кофе."
В сумке пусто. Главный мент строго спрашивает: "Где вы взяли все эти
продукты?". Доходяга опять-таки без эмоций сипит: "Украл." Мент
поворачивается к нам: "Видели? Прошу подписать протокол. Пойдёмте в
кафе." Ага, так и сказал. Без юмора - просто рядом с опорным пунктом -
летнее кафе, и там за столиком уже сидит один из оперов, что-то
строчит, иногда сверяясь с нашими паспортными данными. Ещё один мент
идёт с нами к кафе, поясняя по дороге: "да вы за него не переживайте.
Он шесть лет только что отсидел и сейчас снова туда. Ему там как дом
родной. Он и украл-то только чтоб сесть, на фиг ему этот чай..." В
принципе, мы не очень и переживаем, по крайней мере не за доходягу
переживаем, а за свои паспорта, которые по-прежнему в цепких лапах
родной милиции. Однако, оказавшись на свежем воздухе, мы со вторым
понятым чувствуем себя уже не в пример уверенней. Коллега мой, видимо,
под влиянием стресса, проявляет неожиданную в подобных обстоятельствах
откровенность и, пока мы сидим за столиком и смотрим, как пишут
протоколы, он успевает мне рассказать, как насторожился, когда его
некий малознакомый человек без книжечки попросил пройти в отделение, а
у него как раз при себе, знаете ли, крупная сумма, не то чтоб очень,
но, видите ли, бывают разные обстоятельства, и как-то он заволновался
сразу, потому что времена нервные, так-то ему чего бояться милиции, но
деньги же, и книжечку вот не показывают... Я кивал и смотрел, ЧТО пишет
опер, как выяснилось, от моего имени. На целый лист шёл рассказ о том,
как я, имя-отчество-и-вообще-весь-паспорт, прогуливался солнечным
июльским днём по рынку Селенские Исады, где и был остановлен патрулём,
предложившим мне принять участие в чём-то там не помню в качестве
понятого. Я, естественно, с охотой согласился, и дальше шёл
увлекательный текст о том, что я увидел. В принципе, ничего не
имевшего места быть в протоколе не значилось, но меня поразил до
глубины души сам процесс: вот сидит молодой крепкий защитник порядка
и, обливаясь потом по причине астраханской жары, уже двадцать минут
пишет от имени двух штатских обормотов (на каждого обормота -
отдельно) подробный отчёт, который им останется только подмахнуть. И
всё - чтобы ЗАКОННО отправить за решётку совершенно конченого
человека, который вдобавок сам не прочь туда попасть. Мимо нас в
другую сторону прошёл проводивший нас мент - он нёс бутылку холодной
минералки, в июльской Астрахани просто эликсир жизни. Прихватив свои
паспорта, мы направились было восвояси, к свободе, но автор
наших мемуаров  нас осадил: "Подождите, подождите... надо ещё
выяснить - будет ли ОН (кивок в сторону опорного пункта) подписывать
протокол. Так-то он вроде не против, но кто ж его... а если он
отказывается - то надо немножко по-другому всё оформлять..."
Вздохнув, мы снова плетёмся к опорному, и вот тут-то видим дивную
картину, ради которой я всё это и рассказываю. На ступеньках у входа
сидит наш доходяга, в руке у него только что принесённая тем самым
ментом минералка, в другую руку ему со словами: "На, а то загнёшься
ведь по дороге" второй опер вкладывает чебурек... тут подходим мы со
своими глупыми протоколами, и наш соавтор спрашивает: "Ну ты как?
Будешь подписывать?"  На что господин задержанный разводит даже не
руками, нет, он разводит минералкой с чебуреком, и, умиротворённо
прожёвывая очередной кусок, выдаёт голосом старого граммофона:
"Х-х-х-х! Начальник! Ну об чём разговор?!"

"Всё, спасибо" - отпускают понятых оперА, и понятые уходят,
озадаченные мыслью: почему, собственно, он украл - а ему пирожок и
холодная водичка, а они, понятые, ничего не крали - и им только
полчаса нервотрёпки на жаре и в духоте опорного пункта? Нет в жизни
справедливости, нет как не было, не ищите даже...

Всем удач.

Ю.













>>  По
>> M> логике поборники сетевой свободы должны выступить за ликвидацию
>> M> пенитециарной системы :)) И наоборот.
>>
>>    Зачем упpазднить? Пугало на огоpоде спасает некотоpую часть уpожая.
>>Жаль от гpызунов и фитофтоpы плохо помогает...

mcr> Вот именно - ментов ругают все, кому не лень. И обычно за дело ругают. А без
mcr> них все равно нельзя. С ними плохо, а без них станет хуже. Переделывать всю эту
mcr> лавочку надо? Надо, кто же спорит. Но кто реально будет этим заниматься? Уж
mcr> явно не ты. И не я. И не те, кто читает эту рассылку. Просто у каждого свое
mcr> дело, и он старается (или не старается) делать его хорошо - в меру своих
mcr> понятий о порядочности.
mcr> Так что, если бы ко мне пришли и спросили: оставить милицию в нынешнем виде,
mcr> или отменить совсем, то пришлось бы выбрать - оставить в нынешнем виде. Именно
mcr> пришлось бы, за неимением другого варианта.

mcr>   Мария




Best regards,
 Yuri                            mailto:kibirov@chat.ru