[Date Prev][Date Next][Thread Prev][Thread Next][Date Index][Thread Index]

[Fwd: Статья в "Версии"]



-------- Original Message --------
Date: Wed, 24 Jan 2001 17:05:31 +0300
From: Lena Kalagina <kalagina@ch.ru>
To: talk@ark.ru

В леттере на прошлой неделе был анонс (от автора статьи):

> в ближайший вторник выходит газета "версия", где умка названа певицей
> года,  а также трактуется вылазка арефьевой к пугачевой.

===========================================

Неофициальная певица года

Когда мне на Новый год рассказали, что Ольга Арефьева снялась в
программе "Рождественские встречи" под фанеру, в компании таких же
"фанерных" людей, паяцев толпы, мало представляющих себе, что такое
Рождество и празднующих Новый год до Рождества, - стало грустно.
Подумалось: неужели действительно этот фанерно-телевизионный спрут съест
кого угодно, неужели тотальный конформизм, гонка за тиражами и успехом,
насаждаемая новейшей атеистической идеологией (перекрашенной советской),
так и будут ломать поэтов на Руси? (Кстати, присутствие в той программе
Земфиры совсем не удивило.) Олины песни звучат давно и объединяют
аудиторию, для которой телевизионные штампы, дискотечное камлание и
хруст купюр не имеют отношения к духовной жизни, для которой песня несёт
в себе некое послание, под которое трудно жевать курицу и дрыгать
ножкой. А "Рождественские встречи" интересуют несколько других людей.

Поэт в России всё-таки гораздо больше, чем поэт. Человек, пишущий песни,
моделирует не только свою жизнь, он перевоплощает окружающий мир в
эфемерные, трогающие душу материи, и затем сам живёт этой сложной жизнью
собственных образов, и тем он становится интересен своим поклонникам,
которые верят ему не меньше, чем писателю, философу, трибуну, мудрецу,
герою.

Ольга - не герой, её невозможно представить во главе толпы, как многих
"русских рокеров". В негромких звуках её музыки живут иные ангелы, но
именно поэтому её невозможно было представить и в махровом антураже
бурлескного "Останкина", пропитанного запахом мятых рублёвых бумажек. Её
выступление в пугачёвской тусовке совсем не катастрофа, в этом нет
чего-то предосудительного лично для неё. Пугачёва - певица её детства, и
в конце концов не её вина, что во всей огромной России так устроено, что
деньги делятся узкой группой лиц внутри Садового кольца, земные недра
контролируют полумафиозные монстры, а на духовные ценности пытаются
наложить лапу те, кто контролирует телевизионный сигнал. А ведь хочется,
чтобы тебя услышали хотя бы на родине - в Екатеринбурге (область до сих
пор Свердловская). И если в советское время неофициальное искусство в
моральном отношении чувствовало себя отлично, то нынешнее поколение
музыкантов комплексует - и многие сдаются. Либо обучаются блатной
пальцовке, либо уходят из музыки.

Однако искусство не бывает официальным, и другое событие заставляет
напрочь забыть о такой мелочи, как состав пугачёвских гостей.

Во многих десятках городов России ждали и дождались выхода нового
альбома Умки - самой немафиозной, самой неглупой и самой народной - в
противовес Бабкиной - певицы сегодня. Альбом "Вельтшмерц" не рекламируют
по Центральному телевидению, не продают в магазине "Союз" и не
навязывают по радио. Но его уже везут в десятках поездов в Сибирь и на
Кавказ, в Минск и Екатеринбург, как это бывало когда-то с её
предшественниками, иные из которых умерли, иные измерили успех долларом,
что почти то же самое.

Если вы попытаетесь попасть на концерт Умки в Москве, постарайтесь
прийти за час, а то не попадёте: вы просто не сможете пробиться ко
входу, как это было под Новый год со мной в клубе "Полнолуние".

Если бы меня попросили назвать певицу года, я, не задумываясь, назвал бы
Умку, хотя она сама открещивается от слова "певица".

Таковы уж парадоксы современной жизни.

Олег Пшеничный,
музобозреватель газеты "Версия"

========================================================

Ну вот, теперь можно с чистой совестью закрыть тему "Рождественских
встреч". Все необходимые громкие слова прозвучали: тотальный конформизм,
гонка за тиражами и успехом, запах рублёвых бумажек. Посочувствовали.
Мол, мы понимаем, с кем не бывает, - этот спрут съест кого угодно,
многие сдаются, в конце концов не её вина. 
Эх, если бы не пара стилистических огрехов (для профессионального
журналиста повторяющиеся словосочетания в соседних предложениях,
согласитесь, - не дело), можно было бы назвать эту статью
образцово-показательной реакцией деятелей журнализма на вылазку
Арефьевой к Пугачёвой как предательство миссии поэта на Руси.